Возможное обоснование упущенной выгоды при уклонении арендатора от принятия помещения

Договор арендыИстец доказал, что допущенное должником нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду в виде установленной договором арендной платы; все остальные необходимые приготовления для ее получения им были сделаны. Таким образом, суд считает установленными реальную возможность получения упущенной выгоды и ее размер, необходимые и достаточные для взыскания упущенной выгоды.

05 мая 2015 года Дело № А55-8359/2014

Резолютивная часть решения оглашена 24 апреля 2015 года

Арбитражный суд Самарской области в составе судьи Каленниковой О.Н. при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Батуриной Т.В., рассмотрев в судебном заседании 24 апреля 2015 года дело по иску Индивидуального предпринимателя Егоровой Веры Васильевны, Россия, 443048, г. Самара, Самарская область п.Красная Глинка, ул.Южная, д.3 к Обществу с ограниченной ответственностью «Продмир», 115516, г.Москва, Кавказский бульвар, д.57; , 115516, г.Москва, ул.Кировоградская, д. 23 А третье лицо — Закрытое акционерное общество «Городские электрические сети», г. Самара, ул. Гагарина, 22

о взыскании 3 160 982 руб. 88 коп.

при участии в заседании
от истца – Сучкова Е.А., доверенность от 25.01.2015,
от ответчика – Левитан Е.И., доверенность от 28.10.2014,
от третьего лица – не явился, извещен,

установил:

Индивидуальный предприниматель Егорова Вера Васильевна (далее — истец, ИП Егорова В.В.) обратилась в Арбитражный суд Самарской области с иском, с учетом уточнений, о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «ПродМир» (далее — ответчик, ООО «ПродМир») убытков в сумме 5 185 904,33 руб., в том числе реального ущерба в размере 1 992 420,61 руб. и упущенной выгоды в размере 3 193 483,72 руб.

Исковые требования мотивированы уклонением ответчика от подписания документа о передаче ему и приеме последним помещений, являющихся предметом аренды по договору аренды нежилого помещения № Д0119-1088 от 05 февраля 2013 года. Истец полагает, что, связанный обязательствами по договору аренды, был лишен возможности использовать Помещение в коммерческих целях в период с февраля 2013 года по февраль 2014 года.

Ответчик исковые требования не признал, предоставил отзыв, в котором указал, что обязательство по обеспечению спорного помещения требуемой мощностью, которая была согласована сторонами, истцом выполнено не было, в связи с чем помещение передано не было, срок передачи помещения истек 04.06.2013. Ответчик указал, что уклонился от подписания документа о передаче помещения, так как истец нарушил свою обязанность по передаче помещения в срок. Истцом не доказана совокупность обстоятельств, являющаяся основанием для применения ответственности в виде взыскания убытков: наличие 2 А55-8359/2014 противоправного поведения ответчика; наличие понесенных убытков; наличие причинно- следственной связи между противоправным поведением лица и причиненными убытками; наличие вины у ответчика. Ответчик просил отказать в удовлетворении исковых требований по основаниям, изложенным в отзыве.

Определением от 26.05.2014 арбитражный суд привлек участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, закрытое акционерное общество «Городские электрические сети» (далее — ЗАО «Городские электрические сети»). Третье лицо — Закрытое акционерное общество «Городские электрические сети» предоставило пояснения, указав, что 25.09.2013 между ЗАО «СГЭС» и ИП Егоровой В.В. был подписан акт разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности сторон. В момент подписания акта разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности сторон мероприятия по технологическому присоединению, максимальной мощностью 100 кВт, объекта расположенного по адресу: г. Самара, ул. Ульяновская, д. 19 были выполнены в полном объеме, электроустановка была готова к включению и подано напряжение на помещение мощностью 100 кВт.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 07.08.2014, оставленным без изменений постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2014, исковые требования удовлетворены частично. С ООО «ПродМир» в пользу ИП Егоровой В.В. взысканы убытки в размере 4 303 403,48 руб., а также расходы по уплате государственной пошлины в сумме 35 673,52 руб. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением арбитражного суда Поволжского округа от 09.02.2015 решение Арбитражного суда Самарской области от 07.08.2014 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2014 по делу № А55- 8359/2014 отменено в части взыскания реальных убытков в виде фактически понесенных арендодателем затрат по обеспечению арендованного помещения энергоресурсами и возмещения затрат на покрытие эксплуатационных затрат на содержание помещения в размере 48 078,87 руб. за период с октября 2013 по 10.03.2014, и убытков в виде упущенной выгоды, включающей недополученную постоянную часть арендной платы за период с 30.09.2013 по 11.03.2014 в размере 3 112 904 руб., в отмененной части дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области.

Истец при новом рассмотрении поддержал заявленные требования, сославшись на то, что именно уклонение ответчика от подписания акта приема-передачи помещения, послужившее основанием для неоплаты последним арендной платы, явилось причиной возникновения у истца убытков в размере согласованной сторонами арендной платы, на получение которой истец рассчитывал при заключении договора аренды.

Ответчик иск не признал, при новом рассмотрении представил отзыв на иск, указал, что факт оплаты Истцом коммунальных услуг снабжающей организации не является доказательством несения Истцом расходов по обеспечению Ответчика (арендатора) электроэнергией, водоснабжением, теплоснабжением, а также возмещения затрат на покрытие эксплуатационных расходов на содержание помещения. Кроме того, для взыскания упущенной выгоды в первую очередь следует установить реальную возможность получения упущенной выгоды и ее размер. Кредитор должен доказать, что допущенное должником нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду; все остальные приготовления для ее получения им были сделаны. Истцом не представлены доказательства того, что при обычных условиях гражданского оборота он получил бы в спорный период прибыль именно в указанном размере, а также то, что он предпринял какие-либо меры для получения этой прибыли и сделал какие-либо приготовления, своевременно предпринял попытки расторгнуть договор аренды и вселить в арендуемые помещения нового арендатора. Истец документально не подтвердил совершение им конкретных действий, 3 А55-8359/2014 направленных на извлечение доходов, которые якобы не были получены Истцом. Оценка стоимости прав требования за пользование указанными помещениями, которую истец намеревается предоставить, является лишь подтверждением того, что сумма, установленная Сторонами в договоре, как арендная плата не являлась завышенной либо заниженной относительно рыночной стоимости.

Подтверждением конкретных действий Истца, направленных на заключение договора аренды указанного помещения с другим лицом данная оценка не является.

Третье лицо, будучи надлежащим образом извещенным о времени и месте судебного заседания, в судебное заседание не явилось, что в силу ч. 5 ст. 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в отсутствие третьего лица.

Исследовав имеющиеся в деле доказательства, заслушав объяснения и доводы присутствовавших в заседании представителей сторон, суд считает исковые требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 05.02.2013 между ИП Егоровой В.В. (арендодатель) и ООО «ПродМир» (арендатор) заключен договор аренды части нежилого помещения № Д0119-1088, по условиям которого арендодатель обязался передать во временной владение и пользование арендатору нежилые помещения общей площадью 413,7 кв.м, комнаты в подвале №№5-14,16,17,18; комнаты на первом этаже №№44-54 по адресу: Самарская область, г. Самара, ул. Ульяновская, д. 19, принадлежащее истцу на праве собственности (свидетельство о государственной регистрации права от 16.07.2012). В соответствии с абзацем 7 пункта 2.1.2 договора арендодатель обязался в срок до 31.05.2013 предоставить в пользование арендатору дополнительно еще 68 кВт единовременной электромощности.

На момент подписания договора обеспеченность помещения электромощностью составляла 32 кВт.

Пунктом 5.5. договора стороны предусмотрели, что арендатор вправе в одностороннем внесудебном порядке отказаться от исполнения договора с письменным уведомлением арендодателя за 3 рабочих дня в случае, если к 30.09.2013 помещение не будет обеспечено электроснабжением в количестве не менее 100 кВт единовременной электромощности или настоящий договор не будет зарегистрирован, при отсутствии вины арендатора.

Согласно пункту 1.3. договора, передача арендатору помещения по акту приема- передачи осуществляется арендодателем в течение 2 рабочих дней после государственной регистрации договора и обеспечения помещения электроснабжением в количестве не менее 100 кВт единовременной мощности.

Истец указывает, что 25.09.2013 выполнил свои обязательства по обеспечению помещения электроснабжением в количестве 100 кВт единовременной мощности, что подтверждается актом разграничения балансовой принадлежности от 25.09.2013.

Письмами от 24.09.2013 № 5 и от 26.09.2013 № 6 истец приглашал ответчика на приемку помещения, однако ответчик не явился. 18.10.2013 ответчик произвел осмотр помещения, однако по акту приема-передачи так его и не принял.

Истец письмом от 21.02.2014 предложил расторгнуть договор аренды. Соглашение о расторжении договора аренды подписано сторонами 21.02.2014, зарегистрировано 11.03.2014.

Истец, считая, что нарушение ответчиком условий договора аренды и невыполнение им своей обязанности принять помещение, повлекло причинение ему убытков, связанных с несением расходов по регистрации договора аренды, по оплате риэлтерских услуг по поиску арендатора, обеспечению помещения необходимой для ответчика дополнительной мощностью, затрат по обеспечению арендованного имущества энергоресурсами, возмещение затрат на покрытием эксплуатационных затрат на содержание помещения, недополученной постоянной части арендной платы, обратился в арбитражный суд.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, право 4 А55-8359/2014 которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Для применения ответственности в виде взыскания убытков необходимо наличие состава правонарушения, включающего наступление вреда, вину причинителя вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими у истца неблагоприятными последствиями, доказанность размера ущерба. Отсутствие одного из вышеназванных элементов состава правонарушения влечет за собой отказ суда в удовлетворении требования о возмещении вреда.

В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Судом на основании пунктов 2.1.2. и 5.5. договора установлено, что сторонами согласован окончательный срок для обеспечения арендуемого помещения электроснабжением в количестве не менее 100 кВт единовременной электромощности — 30.09.2013, поскольку по истечении указанной даты арендатор вправе в одностороннем внесудебном порядке отказаться от исполнения договора.

Из материалов дела следует, что 14.03.2013 между закрытым акционерным обществом «Городские электрические сети» и ИП Егоровой В.В. заключен договор энергоснабжения № 0972, которым предусмотрена поставка электрической энергии в пределах максимальной мощности — 32 кВт по адресу объекта энергоснабжения: г. Самара, ул. Ульяновская, д. 19. В Приложении № 1 к указанному договору названы характеристики расчетных средств измерений в точках измерения — прибор учета № 009775, тип счетчика Нева 306 1SO 5-100A.

Истец 22.03.2013 заключил с ЗАО «Самарские городские электрические сети» договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям № Д248.

Пунктом 7 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.12.2004 № 861, установлена следующая процедура технологического присоединения: 1. подача заявки; 2. заключение договора; 3. выполнение сторонами договора мероприятий, предусмотренных договором; 3.1. осуществление сетевой организацией фактического присоединения объектов заявителя к электрическим сетям; 3.2. фактический прием (подача) напряжения и мощности, осуществляемый путем включения коммутационного аппарата (фиксация коммутационного аппарата в положен «включено»); 4. составление акта о технологическом присоединении, акта разграничения балансовой принадлежности, акта разграничения эксплуатационной ответственности сторон.

Процедура технологического присоединения была завершена 25.09.2013 подписанием акта разграничения балансовой принадлежности, эксплуатационной 5 А55-8359/2014 ответственности и схемы учета между ЗАО «Самарские городские электрические сети» и
ИП Егоровой В.В. по объекту, расположенному по адресу: г. Самара, ул. Ульяновская, д. 19, с максимальной мощностью 100 кВт.

Судом при вынесении судебного акта принято во внимание пояснения третьего лица, что именно 25.09.2013 в момент подписания акта разграничения балансовой принадлежности, эксплуатационной ответственности и схемы учета, мероприятия сторон по технологическому присоединению максимальной мощностью 100 кВт спорного помещения были выполнены в полном объеме, электроустановка была готова к включению и подано напряжение на помещение мощностью 100 кВт.

Таким образом, основным техническим документом, подтверждающим обеспечение помещения необходимой мощностью является акт разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности сторон, в котором указаны все характеристики энергопринимающего устройства и максимальной мощности.

Между ЗАО «Самарские городские электрические сети» и ИП Егоровой В.В. 17.10.2013 были подписаны акт об осуществлении технологического присоединения и акт об оказанных услугах по технологическому присоединению.

Таким образом, акт об осуществлении технологического присоединения и акт об оказанных услугах по технологическому присоединению подтверждает сам факт исполнения работ, а не его момент, и свидетельствует о законченности отношений сторон.

На основании исследования вышеуказанных актов и акта разграничения балансовой принадлежности, эксплуатационной ответственности и схемы учета между ЗАО «Самарские городские электрические сети» и ИП Егоровой В.В., учитывая пояснения третьего лица, а также то, что при проведении процедуры присоединения энергоустановок ответчик не присутствовал, помещение 25.09.2013 не осматривал и уклонялся от его осмотра и приемки, суд пришел к выводу о доказанности факта выполнения истцом своих обязательств по обеспечению арендуемого помещения электроснабжением в количестве 100 кВт единовременной мощности именно 25.09.2013, в связи с чем, истцу были причинены убытки.

Данный вывод судебных инстанций при первоначальном рассмотрении дела был признан кассационным судом правомерным.

Согласно пункту 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

По смыслу разъяснений, данных в указанном пункте 11 совместного Постановления Пленумов, при определении размера упущенной выгоды первостепенное значение имеет определение достоверности тех доходов, которые истец предполагал получить при обычных условиях гражданского оборота. Под обычными условиями оборота следует понимать типичные для него условия функционирования рынка, на которые не воздействуют непредвиденные обстоятельства либо обстоятельства, трактуемые в виде непреодолимой силы.

Кроме того, при определении упущенной выгоды учитываются меры, предпринятые кредитором для ее получения, а также сделанные с этой целью приготовления (положения пункта 4 стати 393 Гражданского кодекса Российской Федерации). Иными словами, истец- кредитор должен документально подтвердить совершение им конкретных действий, направленных на извлечение доходов, которые не были получены в связи с допущенным должником нарушением обязательств. Взыскивая упущенную выгоду, истец должен доказать реальность возможности ее получения в случае, если обязательство не было бы нарушено.

Возмещение убытков как мера ответственности носит компенсационный характер и направлено на восстановление правового и имущественного положения потерпевшего 6 А55-8359/2014 лица.

По смыслу части 1 статьи 65, части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений; арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Поскольку факт противоправного поведения Ответчика является доказанным, суд считает обоснованным довод Истца о том, что нарушение Ответчиком условий договора аренды и невыполнение им своей обязанность принять помещение повлекло причинение Истцу убытков в размере неполученной постоянной части арендной платы за период с 30.09.2013 по 11.03.2014 в размере 3 112 904 руб., а также фактически понесенных арендодателем затрат по обеспечению арендованного помещения энергоресурсами в размере 48 078,87 руб. за период с октября 2013 по 10.03.2014, а именно, затрат на теплоснабжение, поскольку иные ресурсы не потреблялись в связи с отказом Ответчика от использования помещения.

Согласно пункту 2.1.2 договора с момента передачи помещения по акту приема- передачи и до окончания срока аренды арендодатель обязуется обеспечить помещение коммунальными услугами путем заключения договоров с поставщиками услуг.

В силу пункта 3.2 договора размер ежемесячной переменной части арендной платы эквивалентен фактически понесенным арендодателем затратам по обеспечению арендатора электроэнергией, водоснабжением, теплоснабжением в результате эксплуатации арендатором помещений, а также возмещение затрат на покрытие эксплуатационных затрат на содержание помещения.

Истцом в материалы дела были представлены документы, свидетельствующие о наличии затрат по обеспечению помещения энергоресурсами в размере 48 078,87 рублей за период с октября 2013 года по 10.03.2014 года, что составило для Истца сумму реальных убытков: договор теплоснабжения №17361т от 04.03.2013 года (л.д. 13-16., т.2); платежные поручения об оплате вышеуказанной совокупной суммы (л.д. 136-141, т.1). Дополнительно к вышеуказанным документам Истцом совместно с письменными пояснениями были представлены документы-основания (отчетные документы), на основании которых Истец производил расчеты с теплоснабжающей компанией: счета, счета-фактуры, расчетные ведомости. Указанные документы согласно п. 4.6. Договора теплоснабжения № 17361т от 04.02.2013., во исполнение которого Истец производил спорные оплаты, являлись основанием для оплаты в пользу теплоснабжающей организации — ОАО «ВТГК».

Факт начисления ресурсоснабжающей организацией заявленной суммы расходов и порядок такого начисления подтверждаются изготовлением и подписанием ОАО «ВТГК» всех, предусмотренных п. 4.6. Договора №17361т, документов и расчет указанных сумм по действующим в организации тарифам (на основании раздела 4 Договора №173 61т, используемый для расчета тариф указан в графе «Тариф» расчетных ведомостей, счетов и счетов-фактур за отчетные периоды).

Истцом представлена таблица, в которой отражены документы-основания (начисления) и документы об оплате (расход) за весь отчетный период помесячно. Из содержания указанной таблицы очевидно добросовестное поведение Истца, а именно — своевременная оплата начисленных ресурсоснабжающей организацией сумм.

При новом рассмотрении дела истец представил в материалы дела Приложение № 3 к договору теплоснабжения № 17361т от 04.02.2013., содержащее указание на адрес объекта потребления энергии и наименовании потребителя — «И.П. Егорова В.В. нежилое помещение» (в графе «Наименование объекта»), «ул. Ульяновская, 19» (в графе «Адрес объекта»).

Суд считает, что оснований для признания представленных Истцом документов, 7 А55-8359/2014 оформленных ОАО «ВТГК», ненадлежащими доказательствами не имеется.

Таким образом, довод Ответчика о непредставлении документов касательно расчета и начисления заявленной суммы расходов, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Поскольку все предоставленные Истцом доказательства обладают признаком их относимости (ст. 67 АПК РФ), допустимости (ст. 68 АПК РФ) и в своей совокупности позволяют достоверно установить факт несения Истцом заявленной суммы расходов в общем размере 48 078,87 рублей в течение спорного периода, то в связи с нарушением Ответчиком своих обязательств по принятию спорного помещения суд считает подлежащим удовлетворению требования Истца о взыскании в его пользу суммы реального ущерба в размере 48 078 рублей 87 копеек.

Кроме того, предметом взыскания является также упущенная выгода в виде недополученной постоянной части арендной платы по договору аренды нежилого помещения №Д0119-1088 от 05.02.2013 года, заключенному между сторонами.

Суд соглашается с доводом Истца о том, что заключенный сторонами договор был зарегистрирован в установленном порядке Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Самарской области, в связи с чем, расторжение такого договора было возможно исключительно путем подачи сторонами на государственную регистрацию соглашения о таком расторжении. До тех пор Истец был связан кругом прав и обязанностей, которые были согласованы сторонами в договоре.

Иными словами, Истец при наличии действующего договора в период с 12.04.2013. (дата государственной регистрации) до 11.04.2014. (дата регистрации соглашения о расторжении договора) был лишен возможности передать спорное помещение в пользование третьему лицу, в связи с чем, препятствием для получения прибыли является поведение Ответчика, выраженное в уклонении от приемки спорного помещения, а затем и от расторжения договора аренды.

Возражения Ответчика о том, что последний никак не мог бы воспрепятствовать передаче помещения в аренду третьим лицам, не обоснован и опровергается наличием действующего договора аренды между сторонами в спорный период.

Довод Ответчика о том, что прибыль Истцом не была упущена, она была получена в размере 5 766 540 руб., в качестве оплаты за указанное помещение, не основан на положениях действующего законодательства.

Указанная в представленном Истцом договоре купли-продажи от 25.03.2014. цена не является прибылью в значении ст. 247 НК РФ или доходом (ст. 41 НК РФ) и идентична первоначальной стоимости приобретения объекта недвижимости, указанной в договоре купли-продажи от 13.04.2012.

Истцом объективно указано, что с учетом того, что за период нахождения помещения в собственности истца произошло удорожание не только объектов недвижимого имущества, но и товаров народного потребления, возможно сделать вывод об «обесценивании» суммы в размере 5 766 540 рублей по прошествии двух лет и, как следствие, не только об отсутствии у Истца какой-либо прибыли, но и о наличии убытков, вызванных такой продажей. Таким образом, довод Ответчика о получении Истцом дохода несостоятелен.

Факт наличия у Истца упущенной выгоды в виде недополученной постоянной части арендной платы состоит в непринятии Ответчиком спорного помещения, который последним не оспорен и подтвержден им в представленном отзыве на пояснения Истца.

Противоправность поведения Ответчика заключается в необоснованности отказа от приемки спорного помещения и нарушении п. 1.1. Договора №Д0119-1088 от 05.02.2013 года при соблюдении Истцом принятых обязательств и выполнении им всех необходимых приготовлений для подготовки помещения к передаче.

После приведения помещений в состояние, соответствующее требованиям Ответчика, Истец правомерно ожидал от него выполнения своих обязательств по договору, был заинтересован в указанном Арендаторе и рассчитывал, как и 8 А55-8359/2014 предполагалось при заключении договора, на длительные арендные отношения, которые позволили бы компенсировать дополнительные затраты, произведенные в интересах арендатора.

Причинно-следственная связь между бездействием Ответчика и возникновением у Истца упущенной выгоды в заявленном размере состоит в неполучении истцом встречного исполнения со стороны Ответчика в установленный договором срок (до 30.09.2013 года) при исполнении самим Истцом всех условий для принятия Ответчиком спорного помещения (пп. 2.1.1., 2.1.2.), а также при соблюдении порядка такой передачи (п. 1.3. договора).

Суд соглашается с доводами Истца, что Истцом в целях недопущения возникновения убытков были добросовестно выполнены следующие мероприятия: договор в установленном порядке зарегистрирован Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Самарской области, для чего Истцом оплачена сумма государственной пошлины; помещение обеспечено дополнительной мощностью (вывод о том, что обеспечиваемая мощность является дополнительной, то есть подключенной исключительно интересах Ответчика, следует из буквального толкования п. 2.1.2. Договора) в соответствии с потребностями Ответчика (п. 2.1.2. Договора) и иными коммунальными услугами; — помещение было подготовлено к передаче, и Ответчик дважды был приглашен для его приемки (письмами исх. №5 от 24.09.2013., исх. №6 от 26.09.2013.);

С целью уменьшения суммы убытков Ответчика и восстановления нарушенного права. Истец обратился в суд с иском о понуждении уклоняющегося Ответчика принять помещение в судебном порядке (Дело №А55-24982/2013), и лишь в связи с обращением за судебной защитой Ответчик достиг с Истцом соглашения о расторжении Договора.

В силу пункта 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Согласно пункту 1 статьи 655 Гражданского кодекса Российской Федерации передача здания или сооружения арендодателем и принятие его арендатором осуществляется по передаточному акту или иному документу, подписываемому сторонами. Уклонение одной из сторон от подписания документа о передаче здания или сооружения на условиях, предусмотренных договором, рассматривается как отказ соответственно арендодателя от исполнения обязанности по передаче имущества, а арендатора от принятия имущества.

В силу статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом, а для обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, также случае, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Из содержания вышеуказанных норм следует недопустимость уклонения стороны арендных правоотношений от исполнения основного обязательства — принять помещение в пользование, следовательно, такое поведение является виновным и влечет для добросовестной стороны возникновение убытков.

Пунктом 3.1.1 договора предусмотрен размер постоянной части арендной платы.

Согласно пункту 3.3. договора установлен порядок оплаты ежемесячной постоянной части арендной платы.

Истец доказал, что допущенное должником нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду в виде установленной договором арендной платы; все остальные необходимые приготовления для ее получения им были сделаны. 9 А55-8359/2014 Таким образом, суд считает установленными реальную возможность получения упущенной выгоды и ее размер, необходимые и достаточные для взыскания упущенной выгоды.

Учитывая согласованный сторонами размер постоянной части арендной платы, а также виновное поведение Ответчика, суд считает требование о взыскании в пользу Истца 3 112 904 рублей упущенной выгоды в виде недополученной постоянной части арендной платы обоснованным и подлежащим удовлетворению, а доводы, приведенные Ответчиком -несостоятельными.

Правовая позиция о возможности взыскания суммы недополученной арендной платы в следствие уклонения арендатора от приемки помещения основана и на сложившейся судебной практике по данному вопросу (Решение АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.12.2009 года по делу № А56-35050/2009).

Кроме того, вызванный в качестве свидетеля Шипицин Константин Викторович с целью опроса для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, а именно – факта принятия истцом мер, направленных на сдачу в аренду спорного помещения третьему лицу, показал, что имел намерение заключить с Истцом договор аренды спорного помещения на предлагаемых условиях, в соответствии с которыми размер арендной платы устанавливался в размере 500 000 руб. ежемесячно. Однако заключению договора воспрепятствовало наличие нерасторгнутого договора с прежним арендатором.

Таким образом, требования о взыскании убытков в размере 3 160 982 руб. 88 коп. являются подлежащими удовлетворению.

Руководствуясь ст. 110,167-170,176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд 

РЕШИЛ:

Исковые требования удовлетворить.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Продмир» в пользу Индивидуального предпринимателя Егоровой Веры Васильевны (ИНН 631300792386, ОГРНИП 305631307300012) сумму убытков в размере 3 160 982 руб. 88 коп. Решение может быть обжаловано в течение месяца после его принятия в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд с направлением жалобы через Арбитражный суд Самарской области.

Судья / О.Н. Каленникова

Источник: http://kad.arbitr.ru/

(Visited 69 times, 1 visits today)
No tags for this post.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *